Вернуться на главную
English  Русский  Українська   
Видео                     Литература                     Сайты                      Контакты
 

Непридуманная история (часть 1)

Солнечный май. Радостный, светлый месяц. Зеленой листвой покрылся бульвар. Бульвар моего детства. Когда-то сюда водила меня гулять бабушка. Шло время, а бульвар оставался неизменным – зеленая рамка, в которую вправлено зеркало пруда.

- Учти, половина моя!

Я сидел на скамейке, мучительно стараясь унять дрожь. Несмотря на теплую погоду, бил озноб, голова трещала, и во рту было так сухо, что хотелось лечь, окунуть лицо в пруд и пить, пить. «Интересно, который час?» Машинально посмотрел на руку и вспомнил, что часов нет.

Люди спешили на работу. Старушка с авоськой тянула за собой упирающегося внука. Мальчик смотрел на меня лукаво и подозрительно. Ровесник сына. Кажется, совсем недавно я был здесь с ним. Тогда весело сновали по пруду утки, грациозные черные лебеди внимательно следили за потомством. Сын болтал без умолку. Об утках и лебедях, о прохожих и велосипедах. А я показывал ему медленно движущуюся в воде стаю карпов.

Много добрых воспоминаний связано у меня с этим бульваром. Здесь, будучи еще студентом, я гулял с той, которая стала моей женой. Сколько хорошего говорили мы тогда друг другу!

Когда последний раз я слышал хорошие слова? С кем говорил о работе, о том, что составляло суть моей жизни? Не помню… нет, не помню. Вспоминаются только заплаканные глаза жены и лица товарищей на том, последнем собрании. После него я уже не был членом коллектива, в котором проработал пять лет и где пользовался когда-то уважением. Лишь на этом собрании я понял: мне больше не верят.

Институт, работа, интересные мысли, новые книги. Как далеко все это! Торопливо перебрал в памяти все свои поступки за последние пять лет, стараясь отчетливо понять, как и почему я оказался никому не нужным человеком.

Как все начиналось?

Все началось с какой-то мелкой обиды, и в обеденный перерыв я забежал в «наливайку», расположенную неподалеку. Выпил, и сразу стало легче, успокоился. Через несколько дней пришел домой навеселе. Обеденные вояжи к «наливайке» становились все чаще, а деньги, которые я брал на обед, превращались в тонкую струйку вина, стекавшую в стакан. Одного-двух стаканов стало мало, расслабление наступало только после третьего, четвертого. На работе становился несдержанным и говорливым. Зачастую работать просто не хотелось.

Постепенно денег домой приносил все меньше и меньше, частенько являлся пьяный. Несколько раз в те дни, когда у жены были занятия в вечернем техникуме, забывал забрать сына из детского сада. Его приводила домой соседка. По утрам было стыдно, извинялся перед женой, клялся, что больше этого не будет. Но следующий день был как две капли воды похож на предыдущий. Разными были только этикетки на бутылках. В пьяном виде становился все более заносчивым и грубым, а в глазах жены все чаще появлялись слезы. И все чаще я слышал обращенный к ней вопрос сына, вопрос, который не дай бог никому услышать: «А папа опять пьяный?»

Вскоре последовал прогул на работе, предупреждение и клятвенное заверение, что больше этого не повторится. Но через неделю-две воздержания выпивки начинались снова. И вот последний запой в командировке. В результате ни жены, ни сына, ни работы. Остались только неуверенность в себе и стыд перед всеми: перед бывшими товарищами, перед соседями, перед этим маленьким мальчиком на бульваре и перед людьми, которые куда-то спешат, а мне торопиться некуда. Как быть дальше? Сунул руку в карман. Деньги еще есть. Деньги, которые получил за проданные часы. Медленно побрел к знакомому автомату.

В углу у стойки стоял небритый мужчина неопределенного возраста, тщательно выскребывая из кармана мелочь. Было что-то знакомое в его опухшем лице. Я с трудом вспомнил этого человека, которого знал со студенческой скамьи. «Светлая голова, отличный математик», - говорили про него тогда. Вспомнил о его пути по наклонной плоскости – начальник отдела, ведущий инженер, техник. И вот он стоит здесь, зажав в потной ладони медяки.

«Наверное, со стороны я очень похож на него», - мелькнула мысль. Яростная волна гадливости, презрения к себе захлестнула меня: «Хватит, так больше нельзя!» Я перебежал улицу, сел в автобус и поехал домой.

Лечение

А спустя несколько дней неуверенными шагами вошел в наркологический кабинет. Меня встретил молодой лысеющий врач. Он начал спокойно спрашивать. Карточка медленно обрастает данными о том, как я, здоровый, сильный тридцатилетний мужчина прокладывал себе дорогу сюда, в этот кабинет, к диагнозу «хронический алкоголизм»…

- Ну что ж, будем вас лечить. Как вы хотите: амбулаторно или в стационаре? – сказал врач.

В ответ я глухим голосом выдавил из себя фразу, которую твердил по дороге сюда:

- Хотел бы лечь в больницу.

- Хорошо. Вот вам направления на анализы, в субботу зайдите за путевкой.

Удерживая себя от привычных визитов в магазин, в забегаловки с заманчивым названием «Вино», я три дня собирал справки, ходил по врачам. В поликлинике молодая женщина, участковый врач, выписывая справку, сказала:

- Лечитесь, обязательно лечитесь! Все будет хорошо!

Будет ли? Очень хотелось верить в это.

Продолжение следует...









Texts' author, designed and programmed by Alexey Vintsevich, 2009-2013. All rights reserved.